pristalnaya: (Default)
Сон Марии-Антуанетты
Ещё задолго до замужества и смерти Людовика пятнадцатого Марии-Антуанетте приснился сон, будто ей остригли волосы.
Всё происходило в большом бельведере с видом на парк и берег реки. Сперва она видела покойного отца, который писал что-то на большом листе бумаги невидимым пером. Потом отец скрылся за колонной, и дочь долго искала его, и плакала, и видела себя как бы со спины.
Потом картинка менялась и Мария-Антуанетта видела людей в чёрном, которые хотят поймать её, чтобы сделать что-то плохое. И она отдаёт им свои серебряные часики, но это не помогает. Люди хватают её, стригут и бросают в грязную телегу. Вдоль дороги стоят её мать и семеро братьев и сестёр. И она знает, что её везут на смерть.
Впоследствии оказалось, что сон был вещим. Только часики были золотые.

Сон Генриха Гамбса
Как раз в то время, когда Гамбс вступил в согласие с австрийским купцом Оттом и открыл мебельную фабрику в Петербурге, приснился ему сон.
Дело было в царских покоях. Княгиня Мария Фёдоровна, сидела обнажённой в большом тазу посреди освещённой залы и манила его рукой. Гамбс видел, как за портьерами прячутся какие-то люди, чувствовал опасность и возбуждение. Княгиня всё манила его и манила. Вмиг у него в руках оказалась большое покрывало. Он набросил его на Марию Фёдоровну и стал уминать её в таз. Когда княгиня перестала брыкаться, он сорвал покрывало и увидел в тазу поломанный стул из орехового дерева.
Проснулся Генрих Гамбс в тревоге, но с идеей нового гостиного гарнитура, который впоследствии был описан Ильфом и Петровым.

Сон Герберта Маллина
Ещё задолго до скандального судебного процесса и знаменитой цитаты о сатане Герберту приснилось землятресение.
Он видел себя в Санта-Круз, в одном из тех пабов, где хозяин наливает в долг. Играла музыка, напротив сидела какая-то женщина. Вдруг открылась дверь и ввалилась кучка людей с пустыми овалами вместо лиц. Это было не страшно. Страшно стало, когда они начали раскачивать стены и смеяться. Герберт пытался бежать, но ноги не слушались его… Он пытался кричать, но голоса не было. Между ним и выходом образовалась трещина, в которую стало затягивать мебель, скатерти, посуду… Люди без лиц вдруг запели песню, и это было невыносимо.
Герберт проснулся от собственного крика. Через два дня он убил свою первую жертву.

Сон Лилиан Гиш
За два года до получения почётного «Оскара» Лилиан приснилось, что она снова играет в театре.
Это была роль без слов. Зал был пустой, но Лилиан чувствовала, что за ней наблюдают. Она была босая, в длинном лиловом пеньюаре. Вдруг она взмахнула руками и поднялась над сценой, перелетела оркестровую яму и зависла над партером. Ей было приятно и легко.
Потом картинка сменилась - она парила над одной из улиц Лос-Анжелиса и видела внизу свою младшую сестру Дороти. Лилиан пыталась крикнуть, позвать её, но вспомнила, что это немое кино, и только напрасно махала ей руками.
Всё следующее утро Лилиан Гиш проплакала в постели.

Сон Михаила Врубеля
В марте 1902 года, когда картина «Демон поверженный» уже висела на выставке "Мира искусства", Михаилу приснился сон.
Крылатый демон приходил к нему, кружил вокруг постели, кривлялся. Михаилу снилось большое зеркало, он подходил к нему и видел себя то демоном, то человеком.
Потом зеркало падало, и из осколков летели перья.
Он брался за ручку двери и знал, что может выйти в любой момент. Но когда на него надвигалась фигура, постоянно меняющая форму и цвет, грозящая задавить его совсем, он дёргал дверь, и та не поддавалась…
Наутро, проснувшись, он пришёл с кистями и красками в галерею, и на глазах у посетителей стал дописывать картину.
Сон повторялся каждую ночь. Каждое утро художник работал заново. Очевидцы утверждают, что Врубель изменял лицо Демона до сорока раз.
pristalnaya: (Default)
Сон Марии-Антуанетты
Ещё задолго до замужества и смерти Людовика пятнадцатого Марии-Антуанетте приснился сон, будто ей остригли волосы.
Всё происходило в большом бельведере с видом на парк и берег реки. Сперва она видела покойного отца, который писал что-то на большом листе бумаги невидимым пером. Потом отец скрылся за колонной, и дочь долго искала его, и плакала, и видела себя как бы со спины.
Потом картинка менялась и Мария-Антуанетта видела людей в чёрном, которые хотят поймать её, чтобы сделать что-то плохое. И она отдаёт им свои серебряные часики, но это не помогает. Люди хватают её, стригут и бросают в грязную телегу. Вдоль дороги стоят её мать и семеро братьев и сестёр. И она знает, что её везут на смерть.
Впоследствии оказалось, что сон был вещим. Только часики были золотые.

Сон Генриха Гамбса
Как раз в то время, когда Гамбс вступил в согласие с австрийским купцом Оттом и открыл мебельную фабрику в Петербурге, приснился ему сон.
Дело было в царских покоях. Княгиня Мария Фёдоровна, сидела обнажённой в большом тазу посреди освещённой залы и манила его рукой. Гамбс видел, как за портьерами прячутся какие-то люди, чувствовал опасность и возбуждение. Княгиня всё манила его и манила. Вмиг у него в руках оказалась большое покрывало. Он набросил его на Марию Фёдоровну и стал уминать её в таз. Когда княгиня перестала брыкаться, он сорвал покрывало и увидел в тазу поломанный стул из орехового дерева.
Проснулся Генрих Гамбс в тревоге, но с идеей нового гостиного гарнитура, который впоследствии был описан Ильфом и Петровым.

Сон Герберта Маллина
Ещё задолго до скандального судебного процесса и знаменитой цитаты о сатане Герберту приснилось землятресение.
Он видел себя в Санта-Круз, в одном из тех пабов, где хозяин наливает в долг. Играла музыка, напротив сидела какая-то женщина. Вдруг открылась дверь и ввалилась кучка людей с пустыми овалами вместо лиц. Это было не страшно. Страшно стало, когда они начали раскачивать стены и смеяться. Герберт пытался бежать, но ноги не слушались его… Он пытался кричать, но голоса не было. Между ним и выходом образовалась трещина, в которую стало затягивать мебель, скатерти, посуду… Люди без лиц вдруг запели песню, и это было невыносимо.
Герберт проснулся от собственного крика. Через два дня он убил свою первую жертву.

Сон Лилиан Гиш
За два года до получения почётного «Оскара» Лилиан приснилось, что она снова играет в театре.
Это была роль без слов. Зал был пустой, но Лилиан чувствовала, что за ней наблюдают. Она была босая, в длинном лиловом пеньюаре. Вдруг она взмахнула руками и поднялась над сценой, перелетела оркестровую яму и зависла над партером. Ей было приятно и легко.
Потом картинка сменилась - она парила над одной из улиц Лос-Анжелиса и видела внизу свою младшую сестру Дороти. Лилиан пыталась крикнуть, позвать её, но вспомнила, что это немое кино, и только напрасно махала ей руками.
Всё следующее утро Лилиан Гиш проплакала в постели.

Сон Михаила Врубеля
В марте 1902 года, когда картина «Демон поверженный» уже висела на выставке "Мира искусства", Михаилу приснился сон.
Крылатый демон приходил к нему, кружил вокруг постели, кривлялся. Михаилу снилось большое зеркало, он подходил к нему и видел себя то демоном, то человеком.
Потом зеркало падало, и из осколков летели перья.
Он брался за ручку двери и знал, что может выйти в любой момент. Но когда на него надвигалась фигура, постоянно меняющая форму и цвет, грозящая задавить его совсем, он дёргал дверь, и та не поддавалась…
Наутро, проснувшись, он пришёл с кистями и красками в галерею, и на глазах у посетителей стал дописывать картину.
Сон повторялся каждую ночь. Каждое утро художник работал заново. Очевидцы утверждают, что Врубель изменял лицо Демона до сорока раз.
pristalnaya: (Default)
Я маленькая балерина. Я почти как настоящая. У меня резиновое личико, русые волосы, розовое воздушное платьице и белые пуанты. В доме нет детей, поэтому я сижу на комоде, свесив ножки и прислонившись ухом к стене. Сюда забирается только кот. Он тычется мне в лицо тёплым носом, но не играет. Мои кружева пожелтели и запылились. Но я очень боюсь, что однажды меня снимут с комода и пересадят в другое место. Потому что там, за стенкой, живут шумные соседи. У них трое прелестных детей. И когда я закрываю глаза, мне кажется, что это со мной они играют, и смеются звонко и радостно.


Я не просто так себе графин. Я графин из синего хрусталя, между прочим, редкой формы и особого литья. Я пережил свою прежнюю хозяйку, стоя в серванте на средней полке. Я многое мог бы рассказать о её жизни, но меня никто не спрашивает. Старость у меня счастливая. Теперь я стою на столике прямо в центре комнаты и проращиваю в себе веточку бамбука. Новым хозяевам я, похоже, нравлюсь. Так что – я ещё всех тут переживу.


Я старая гитара, «рабочая» - говорят хозяева. Я стою в углу под окном и всё время мёрзну. Возраст… Я вся в царапинах, лак потрескался. Меня иногда вывозят в лес или в гости. А ведь было времечко, когда мне аплодировали толпы, когда я пела на больших сценах! Теперь вместо меня вон та (видите?), в красивеньком кофре на шкафу. Струнки у неё новенькие, колочки блестят, дека сверкает… Сучка! Ненавижу.


Я абрикосовое мыло. Ну ладно-ладно, обмылок. Зато я красивенькое, ароматненькое и умею пениться. Меня все любят. Ко мне льнут и ластятся. Ни дня не было, чтобы хоть кто-то меня не коснулся, не подержал в руках. Очень не люблю, когда меня роняют в воду или натирают на мочалку – от этого я быстро таю. Вообще, мне очень доверяют - мне доступны самые сокровенные места, самые тайные уголочки. Но я не наглею, конечно! Я же, вроде как, неодушевлённый предмет. Хотя, честно говоря, жаль иногда... хозяйка такая красивенькая… да и хозяин ничего… эх, жизнь так коротка…
pristalnaya: (Default)
Я маленькая балерина. Я почти как настоящая. У меня резиновое личико, русые волосы, розовое воздушное платьице и белые пуанты. В доме нет детей, поэтому я сижу на комоде, свесив ножки и прислонившись ухом к стене. Сюда забирается только кот. Он тычется мне в лицо тёплым носом, но не играет. Мои кружева пожелтели и запылились. Но я очень боюсь, что однажды меня снимут с комода и пересадят в другое место. Потому что там, за стенкой, живут шумные соседи. У них трое прелестных детей. И когда я закрываю глаза, мне кажется, что это со мной они играют, и смеются звонко и радостно.


Я не просто так себе графин. Я графин из синего хрусталя, между прочим, редкой формы и особого литья. Я пережил свою прежнюю хозяйку, стоя в серванте на средней полке. Я многое мог бы рассказать о её жизни, но меня никто не спрашивает. Старость у меня счастливая. Теперь я стою на столике прямо в центре комнаты и проращиваю в себе веточку бамбука. Новым хозяевам я, похоже, нравлюсь. Так что – я ещё всех тут переживу.


Я старая гитара, «рабочая» - говорят хозяева. Я стою в углу под окном и всё время мёрзну. Возраст… Я вся в царапинах, лак потрескался. Меня иногда вывозят в лес или в гости. А ведь было времечко, когда мне аплодировали толпы, когда я пела на больших сценах! Теперь вместо меня вон та (видите?), в красивеньком кофре на шкафу. Струнки у неё новенькие, колочки блестят, дека сверкает… Сучка! Ненавижу.


Я абрикосовое мыло. Ну ладно-ладно, обмылок. Зато я красивенькое, ароматненькое и умею пениться. Меня все любят. Ко мне льнут и ластятся. Ни дня не было, чтобы хоть кто-то меня не коснулся, не подержал в руках. Очень не люблю, когда меня роняют в воду или натирают на мочалку – от этого я быстро таю. Вообще, мне очень доверяют - мне доступны самые сокровенные места, самые тайные уголочки. Но я не наглею, конечно! Я же, вроде как, неодушевлённый предмет. Хотя, честно говоря, жаль иногда... хозяйка такая красивенькая… да и хозяин ничего… эх, жизнь так коротка…
pristalnaya: (Default)
Я спутниковая антенна. Хозяин называет меня "Сателитка". Я вишу на углу дома номер четырнадцать по улице Матейко - на уровне пятого этажа. Хорошее место. Отсюда мне видно парковку гостинницы "Днестр", университетский парк и верхушку телевизионной башни. Внизу подо мной - детская площадка, но мне нельзя опускать голову. Мне почти шесть лет и я думала, что довольно молода и выгляжу вполне прилично. Но недавно на углу дома по улице Чернышевского повесили совсем юную антенку. И я стараюсь не смотреть в её сторону, как-то мне это портит настроение, что ли.
Первых полгода я чувствовала себя звездой. На балкон, справа от меня, частенько выходили хозяева и водили целые экскурсии - полюбоваться на мою красоту. Они рассказывали, какая я умная, какая новенькая, какая современная. Меня непрерывно заставляли листать каналы, говорить на разных языках и показывать всё, на что я способна.
Теперь-то, конечно, всё не так. Чаще всего приходится транслировать спорт, мультфильмы, шоу для домохозяек и, изредка, порнушку. Грех жаловаться, конечно, нет-нет да и включат фильм какой-то или канал про животных. А прошлым летом к хозяевам родители приезжали погостить. Я тогда помолодела даже как-то, приосанилась - научно-популярное транслировала, новости, ретро, старое кино...

* * *

Я настольная лампа. Меня купили на распродаже за полцены, из-за треснутого плафона (такой, знаете, молочного цвета, матовый, снизу изогнутый и зауженый кверху). Я даже боялась, что его поменяют на другой, не такой красивый. Но обошлось. Так и живу с трещинкой - всё равно меня всегда поворачивают бракованым бочком к стенке.
Сперва я стояла на тумбочке у кровати, и хозяйка по вечерам читала книги, что-то писала в тетрадку или просто думала, глядя в потолок. Я привыкла к такому режиму - дремлешь весь день, а потом светишь пару часов. С улицы, наверное, очень красиво смотрится... и кружок такой ровненький жёлтый на потолке.
А потом меня передарили соседской бабушке. Там работы больше было - с вечера до утра: то таблетку запить, то очки поискать, то помолиться, то капель в стакан посчитать.
А потом бабушки не стало и меня перенесли в детскую. Часик перед сном всего получалось. Но зато хозяин читал маленькой дочке сказки вслух. Это намного интересней, чем просто так. А ещё мы показывали театр теней про зверюшек. В общем, хорошее было времечко.
Вот уже два года, как я живу на чердаке, в коробке, вместе со старыми блокнотами, двумя чашками, плюшевым осликом без уха и шерстяным платком. Тут очень скучно.
Плафон покрылся пылью и даже не заметно теперь, что на нём есть трещинка...

* * *

Я поллитровая банка. Я живу на кухне в левом крайнем шкафчике под мойкой, сразу за мусорным ведром. Нас тут таких десятка полтора, все свои. Вообще-то мы тут временно, только с марта по июль обычно. Литровые и трёхлитровые живут этот период в подвале, так что нам ещё повезло. Я вот - уже восьмой сезон. Даже удивительно, как удалось столько продержаться. Говорят, мы в цене, поэтому бережно относятся: моют тщательно, стерилизуют аккуратно, закатывают осторожно.
Четыре раза я хранила маринованные огурцы, по разу - опята и солёные грузди, и два раза - малиновое варенье.
Когда огурцы и грибочки, оно не так приятно. Во-первых, солоно, во-вторых, быстро съедают.
А варенье - хорошо. Достают тебя часто, ложечкой позвякивают, обтирают тряпочкой и ставят в холодильник. Потом опять достают, опять ложечкой звякают... Во второй раз почти месяц так продержалась. Страшно, конечно, когда дети тебя из холодильника достают, опасно это. Банки три уже погибли так бесславно. Но мне вот уже восьмой сезон везёт. Вот думаю, чем в этот раз наполнят? Хорошо бы чем-то новеньким...

* * *

Я дверная ручка. Я вишу на двери, ведущей из кухни в комнату. Я всё знаю про линии руки, про длину пальцев, про мозоли, про вспотевшие ладони, про шершавость кожи. Я узнаю хозяев по первому касанью. Я различаю настроения, температуру тела, возраст. Я знаю почти все виды микробов. Я знакома даже с собачьими лапами и кошачьими когтями. Меня моют нечасто, только при генеральных уборках. Раз пять меня оттирали ацетоном от краски, раза два снимали для починки. Я знаю все блюда, которые готовятся на кухне и всех людей, которые тут часто бывают. Я помню у кого какие подушечки пальцев, кто какие носит кольца и перстни, кто меня любит дёргать и толкать, а кто трогать мягко и осторожно. Когда хозяева ругаются, я могу сразу определить, кто прав, кто виноват, по одной лишь силе нажатия. Я знаю их всю свою жизнь. Я только никогда не узнаю, что по другую сторону двери...
pristalnaya: (Default)
Я спутниковая антенна. Хозяин называет меня "Сателитка". Я вишу на углу дома номер четырнадцать по улице Матейко - на уровне пятого этажа. Хорошее место. Отсюда мне видно парковку гостинницы "Днестр", университетский парк и верхушку телевизионной башни. Внизу подо мной - детская площадка, но мне нельзя опускать голову. Мне почти шесть лет и я думала, что довольно молода и выгляжу вполне прилично. Но недавно на углу дома по улице Чернышевского повесили совсем юную антенку. И я стараюсь не смотреть в её сторону, как-то мне это портит настроение, что ли.
Первых полгода я чувствовала себя звездой. На балкон, справа от меня, частенько выходили хозяева и водили целые экскурсии - полюбоваться на мою красоту. Они рассказывали, какая я умная, какая новенькая, какая современная. Меня непрерывно заставляли листать каналы, говорить на разных языках и показывать всё, на что я способна.
Теперь-то, конечно, всё не так. Чаще всего приходится транслировать спорт, мультфильмы, шоу для домохозяек и, изредка, порнушку. Грех жаловаться, конечно, нет-нет да и включат фильм какой-то или канал про животных. А прошлым летом к хозяевам родители приезжали погостить. Я тогда помолодела даже как-то, приосанилась - научно-популярное транслировала, новости, ретро, старое кино...

* * *

Я настольная лампа. Меня купили на распродаже за полцены, из-за треснутого плафона (такой, знаете, молочного цвета, матовый, снизу изогнутый и зауженый кверху). Я даже боялась, что его поменяют на другой, не такой красивый. Но обошлось. Так и живу с трещинкой - всё равно меня всегда поворачивают бракованым бочком к стенке.
Сперва я стояла на тумбочке у кровати, и хозяйка по вечерам читала книги, что-то писала в тетрадку или просто думала, глядя в потолок. Я привыкла к такому режиму - дремлешь весь день, а потом светишь пару часов. С улицы, наверное, очень красиво смотрится... и кружок такой ровненький жёлтый на потолке.
А потом меня передарили соседской бабушке. Там работы больше было - с вечера до утра: то таблетку запить, то очки поискать, то помолиться, то капель в стакан посчитать.
А потом бабушки не стало и меня перенесли в детскую. Часик перед сном всего получалось. Но зато хозяин читал маленькой дочке сказки вслух. Это намного интересней, чем просто так. А ещё мы показывали театр теней про зверюшек. В общем, хорошее было времечко.
Вот уже два года, как я живу на чердаке, в коробке, вместе со старыми блокнотами, двумя чашками, плюшевым осликом без уха и шерстяным платком. Тут очень скучно.
Плафон покрылся пылью и даже не заметно теперь, что на нём есть трещинка...

* * *

Я поллитровая банка. Я живу на кухне в левом крайнем шкафчике под мойкой, сразу за мусорным ведром. Нас тут таких десятка полтора, все свои. Вообще-то мы тут временно, только с марта по июль обычно. Литровые и трёхлитровые живут этот период в подвале, так что нам ещё повезло. Я вот - уже восьмой сезон. Даже удивительно, как удалось столько продержаться. Говорят, мы в цене, поэтому бережно относятся: моют тщательно, стерилизуют аккуратно, закатывают осторожно.
Четыре раза я хранила маринованные огурцы, по разу - опята и солёные грузди, и два раза - малиновое варенье.
Когда огурцы и грибочки, оно не так приятно. Во-первых, солоно, во-вторых, быстро съедают.
А варенье - хорошо. Достают тебя часто, ложечкой позвякивают, обтирают тряпочкой и ставят в холодильник. Потом опять достают, опять ложечкой звякают... Во второй раз почти месяц так продержалась. Страшно, конечно, когда дети тебя из холодильника достают, опасно это. Банки три уже погибли так бесславно. Но мне вот уже восьмой сезон везёт. Вот думаю, чем в этот раз наполнят? Хорошо бы чем-то новеньким...

* * *

Я дверная ручка. Я вишу на двери, ведущей из кухни в комнату. Я всё знаю про линии руки, про длину пальцев, про мозоли, про вспотевшие ладони, про шершавость кожи. Я узнаю хозяев по первому касанью. Я различаю настроения, температуру тела, возраст. Я знаю почти все виды микробов. Я знакома даже с собачьими лапами и кошачьими когтями. Меня моют нечасто, только при генеральных уборках. Раз пять меня оттирали ацетоном от краски, раза два снимали для починки. Я знаю все блюда, которые готовятся на кухне и всех людей, которые тут часто бывают. Я помню у кого какие подушечки пальцев, кто какие носит кольца и перстни, кто меня любит дёргать и толкать, а кто трогать мягко и осторожно. Когда хозяева ругаются, я могу сразу определить, кто прав, кто виноват, по одной лишь силе нажатия. Я знаю их всю свою жизнь. Я только никогда не узнаю, что по другую сторону двери...
pristalnaya: (Default)
А я вот эти все штуки умею делать! Бэ-бэ-бэ!:)))
И завтра пол-дня буду этим заниматься! Бэ-бэ-бэ!:)))

Photobucket - Video and Image Hosting Photobucket - Video and Image Hosting Photobucket - Video and Image Hosting
Photobucket - Video and Image Hosting Photobucket - Video and Image Hosting Photobucket - Video and Image Hosting
pristalnaya: (Default)
А я вот эти все штуки умею делать! Бэ-бэ-бэ!:)))
И завтра пол-дня буду этим заниматься! Бэ-бэ-бэ!:)))

Photobucket - Video and Image Hosting Photobucket - Video and Image Hosting Photobucket - Video and Image Hosting
Photobucket - Video and Image Hosting Photobucket - Video and Image Hosting Photobucket - Video and Image Hosting

November 2015

S M T W T F S
1234567
891011121314
151617181920 21
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 06:51 am
Powered by Dreamwidth Studios